Kts23.ru

АЗС оборудование
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Кто прав — Жеглов или Шарапов

Кто прав — Жеглов или Шарапов?

Я сначала прочла «Эру милосердия» и только много позже наконец-то сподобилась посмотреть сериал «Место встречи изменить нельзя». Не буду рассуждать ни о сюжете (кто видел, тем без надобности, а тем, кто ещё не смотрел, испорчу удовольствие), ни об актёрской игре (на мой взгляд, великолепной). Хочу высказаться по поводу основного морального конфликта фильма. Правильные Шарапов и Груздев, с одной стороны, и весь такой неправильный Жеглов – с другой.

Три узловые точки конфликта:

1)Жеглов отказывался допустить возможность того, что Груздев невиновен, пока Шарапов его буквально носом не ткнул. И даже когда всё выяснилось, Жеглов отказался извиниться перед невинно пострадавшим Груздевым, мотивируя это тем, что, дескать, наказания без вины не бывает.

2)Жеглов не имел права подкладывать Кирпичу кошелёк, который тот успел выбросить. Ибо это почти что фальсификация доказательств.

3)Жеглов не должен был стрелять в Левченко. Кричал же ему Шарапов: «Не стрелять!»

Ну, во-первых, в сложившейся ситуации кое-какая вина Груздева и впрямь есть. Это до какой же степени надо быть неосторожным, чтобы, уйдя от жены по причине её богемного образа жизни, и зная, что она продолжает жить так же, то есть в доме постоянно бывают развесёлые многолюдные компании, хранить там боевое оружие и патроны к нему. И дело не в том, что Груздев виноват в смерти Ларисы: Фокс и без его «байярда» нашёл бы, чем прикончить доверчивую глупышку. Дело в том, что Груздев сам, своими руками, дал Фоксу возможность его подставить.

Конечно, Груздев не ясновидящий, чтоб предвидеть такой вариант развития событий. Но должны же быть у взрослого успешного человека с каким-никаким жизненным опытом элементарное благоразумие и ответственность. Зачем оставлять оружие там, где ты больше не живёшь и где постоянно бывают малознакомые, а то и вовсе незнакомые тебе люди? Вот просто – зачем? Оружие тебе настолько не нужно и не важно, что ты о нём фактически забыл? Отнеси и сдай в милицию. Дорого как память, ведь наградное? Так тем более тогда нужно держать его у себя.

Да, только что закончилась ВОВ и оружия в свободном обращении было более чем достаточно (это один из любимых аргументов защитников Груздева). Но, во-первых, никто не считал, что это хорошо и правильно. Оружие у населения целенаправленно изымали, а кто посознательнее – и сам сдавал. Просто это, конечно же, было делом не одного дня. А во-вторых, это совершенно не оправдывает Груздева. От него требовалось всего-навсего приглядеть за своим пистолетом и тогда он, конечно, поначалу был бы одним из подозреваемых, но в КПЗ бы, скорее всего, не попал.

Между прочим, Груздев даже не задумался о том, что, не подбрось Фокс пистолет ему, а унеси с собой и убей из него ещё n человек, ему, Груздеву, пришлось бы всю жизнь жить с тем, что из его пистолета, который он по глупости оставил без присмотра, убито столько-то человек. Как по мне, не самый приятный груз на душе. Интересно, кстати, как бы отнёсся Шарапов к Груздеву, если бы из этого пистолета была убита, скажем, Варя Синичкина или кто-то другой из близких ему людей?

Далее: как ведёт себя Груздев в милиции? Его поведение больше всего похоже на: я д’Артаньян, а все остальные редиски. Вместо того чтобы признать тот факт, что за оружием он недоглядел по собственной глупости и по возможности оправдаться, он как будто специально старается настроить их против себя.

С тем, что Жеглов поступил не очень хорошо, подсунув Кирпичу кошелёк, я согласна. Но Шарапов, который очень красиво говорил о том, что муровцам так себя вести не к лицу, не учёл одного: благодаря этому Жеглов смог вытянуть из Кирпича имена Ручечника и Верки-модистки, а это, в свою очередь, помогло выйти на след Фокса.

Был у Шарапова чёткий план, как можно раскрутить Кирпича, не нарушая закона? Нет? Значит, без подсунутого кошелька дело так и пошло бы в суд с Груздевым в качестве обвиняемого (не забудем, что до морковкина заговенья откладывать передачу дела Жеглов права не имел, есть такое понятие: сроки следствия). Так что на вопрос Жеглова: «Для кого я это сделал?! Для брата?! Для свата?!» есть простой ответ: «Для Груздева, точнее, для того чтобы он не был осуждён за то, чего не совершал».

По поводу Левченко. Какие проблемы поимела бы вся группа и в первую очередь Жеглов, как руководитель, если бы Жеглов дал Левченко убежать? Мне вот почему-то кажется, что весьма немалые. А если бы Шарапов догнал своего бывшего однополчанина? Какая судьба ждала бы тогда Левченко? Даже пройди Шарапов по всем мыслимым инстанциям, Левченко всё равно ждала бы тюрьма, в лучшем случае скостили бы срок. А он ведь говорил, «в тюрягу я больше не сяду». Может, и побежал затем, чтоб пуля догнала.

В общем, на мой взгляд, в данных конкретных ситуациях скорее прав Жеглов. А если смотреть обобщённо, то Шарапов прав в том, что работнику правоохранительных органов следует руководствоваться нормами и предписаниями закона, а не спонтанными решениями. Иначе таких дел можно наворотить.

Вам чья позиция ближе – Жеглова или Шарапова? Только, пожалуйста, пишите вежливо и не переходите на личности.

Воров — на свободу, милиционеров — в тюрьму

В следственном изоляторе «Бутырка» вторую неделю томятся двое милиционеров. Их подозревают в превышении служебных полномочий.Напомним, 7 октября оперуполномоченные отдела уголовного розыска на Московском метрополитене Алексей Морковин и Сергей Изранцев задержали на станции «Парк культуры» 26-летнего гражданина Украины Василия Морара. После этого, как полагает следствие, оперативники подсунули ему 1430 рублей, чтобы обвинить в краже, которая произошла на другой станции (см. «КП» за 27 октября с. г. и наш сайт kp.ru).

Поначалу мы решили, что на бедолаге-украинце милиционеры решили заработать «палку» — то есть отчитаться за успешно раскрытое преступление. Но потом нам удалось раздобыть любопытный документ — протокол очной ставки между милиционером Алексеем Морковиным и задержанным Василием Мораром. Последний похоже, смотрел любимый всеми фильм «Место встречи изменить нельзя» и неплохо вжился в роль киношного Кирпича, которому Жеглов подбросил кошелек ради принципа: «Вор должен сидеть в тюрьме!»

Вот некоторые выдержки из документа:

«7 октября я находился на Сокольнической линии вместе с вором-карманником по имени Вахо, грузином по национальности, — рассказывает Василий Морар. — Примерно в 10.15 я и Вахо на станции «Библиотека имени Ленина» сели (. ) в вагон состава, следующего в сторону «Кропоткинской». Во время поездки я и Вахо присматривались, чтобы найти человека, у которого можно что-то украсть. Мы присмотрели пассажира в приличной одежде, который приблизился к нам, пытаясь выйти из вагона. Вахо слегка расстегнул на пассажире молнию куртки, но тот почувствовал это и стал громко возмущаться, хотя Вахо у него даже ничего не вытащил. В этот момент меня и Вахо задержали трое ранее мне знакомых в лицо оперативников».

Читайте так же:
Печка для производства кирпича

На очной ставке Морар признался, что дважды судим. В 2001 году за грабеж, а в 2007-м — за кражу.

Далее вор рассказывает (протокол полностью — на сайте kp.ru), как милиционеры заковали их в наручники и доставили в отделение, где избили. «Морковин бил меня аккуратно, — говорит Морар, — то есть так, чтобы было больно, но чтобы не оставить синяков». После этого Морар согласился взять карманную кражу на себя.«Изранцев спросил меня, какое пиво я буду, — продолжает Морар. — Я сказал, что чешское. Изранцев ушел и через некоторое время принес мне пиво и шаурму. Я поел, выпил пива, после чего меня отвели в кабинет на этаж выше. Привели понятых, Морковин положил мне в правый карман куртки 1430 рублей. Во время досмотра эти деньги у меня из кармана были изъяты».

Рассказ, что ни говори, странный. Человек признается, что вместе с вором-карманником высматривал в метро жертву, затем уверяет, что берет на себя чужую кражу. А благодарные милиционеры угощают его за это пивом!

ОШИБСЯ ВО ВРЕМЕНИ — ВИНОВАТ

Опера рассказывают о событиях того дня по-другому. Мол, задержав Ваху и Морара в первый раз, они выяснили, что у кричавшего пассажира ничего не пропало, и отпустили воров. Но подозревая, что парочка продолжит шарить по карманам, решили установить за Мораром негласное наблюдение.

«Он доехал до «Таганской», пересел на Таганско-Краснопресненскую линию и на станции «Кузнецкий мост» совершил кражу денег у пассажира Филатова, — рассказал следователю Алексей Морковин. — Морар был задержан мною с поличным примерно в 11.00».

По версии милиционеров, по пути в отдел Морковин встретил коллегу Изранцева и вора Вахо. То, что Вахо снова оказался около Морара, кажется Морковину подозрительным, и обоих карманников доставляют в отдел.

Милиционеры уверяют, что никого не били, денег не подбрасывали и действительно угощали Морара шаурмой, но не пивом. (Жеглов Кирпича одаривал папиросами.)- У нас ведь отделение милиции, а не бар, — заверил Морковин. — А Морар оговаривает нас, чтобы уйти от уголовной ответственности.

Почему следствие поверило Морару? Как оказалось, главная причина — несовпадение во времени. Милиционер Морковин написал в рапорте, что задержал вора около 11 часов утра на станции «Кузнецкий мост». Но на видеосъемке, которая здесь велась в это время, Морара не разглядели. Зато нашли на другой — с камеры, которая снимает вход в отделение милиции. В 11.00 Морара уже заводят в отделение в наручниках.

Как ни странно, именно это несоответствие и стало решающим. Морара отпустили. А в действиях оперов следователь Артем Пахомов усмотрел коррупционный состав, и Черемушкинский суд вынес решение об аресте милиционеров.

Коллеги арестованных в шоке.

— Как нам теперь работать?! — говорят они. — Поймаешь вора, а тебя вместо него — в тюрьму!

У начальства о Морковкине и Изранцеве — самые лестные отзывы.

— Ловить карманников — самое сложное в нашей работе, — рассказывает заместитель начальника криминальной милиции столичного метрополитена подполковник Сергей Желтков. — Не каждый опер справится. Милиционеры Изранцев и Морковин с 2002 года входили в оперативную группу из четырех сотрудников, которая борется с карманниками в метрополитене-опытные ребята.

Вчетвером за 2008 год они раскрыли 10 процентов всех краж в метро (всего 33, из них 25 карманных краж), а до октября успели поймать 27 карманников. Так что с «палками» у них было все в порядке и им не требовались дутые показатели.

Сейчас мы не знаем ответа на вопрос, действительно ли милиционеры подложили в карман Морару деньги. Мотивы лгать есть у каждой из сторон. Милиционерам, как и Жеглову, хочется, чтобы вор сидел в тюрьме — любой ценой. Морару наверняка не в радость в третий раз получить срок, зато приятно подставить легавых и упечь их в тюрьму. Теперь следствие будет долго выяснять, кто прав. При этом признать, что правы милиционеры, будет трудно. Ведь Морар уже все, исчез! Гуляет на свободе! А милиционеры здесь, под арестом. И если их отпустить — стыда не оберешься.

В деле фигурирует еще один 56-летний опер -ветеран, которого на допросе сразил сердечный приступ. Сейчас он в реанимации.

Поэтому в любом случае — счет 3:0 в пользу карманников.

КСТАТИ

Дело оперативников метро ведет Артем Пахомов — следователь, возбудивший в 2008 году уголовное дело против полковника ВДВ Героя России Валентина Полянского.

Напомним, Полянского обвинили в избиении в вестибюле станции метро младшего сержанта милиции Дмитрия Буглака. В январе 2009 года Полянский застрелился, оставив предсмертную записку «Меня убил Пахомов».

Однако следствие пришло к выводу, что Артем Пахомов невиновен.

КОММЕНТАРИЙ СПЕЦИАЛИСТА

«Всем операм — по скрытой видеокамере»

Михаил ПАШКИН, председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы:

— В прошлом веке сотрудники МУРа носили на внутренней стороне лацкана пиджака значок своего ведомства.

Считаю, сейчас такой значок тоже нужен, но с вмонтированной в него видеокамерой. Такие миниатюрные цифровые «глазки» для скрытой съемки делают в Зеленограде. Они способны записывать до 150 часов видео. Их уже устанавливают на машины ГИБДД, но такие камеры необходимы и сотрудникам патрульно-постовой службы, и операм. То есть тем, кто работает «на земле» с людьми.

Окружающие должны видеть, что на лацкане пиджака опера мигает сигнал режима записи. После смены милиционер обязан будет сдать камеру дежурному, чтобы тот переписал с нее запись в компьютер. Это поможет в случае необходимости защитить и милиционеров, и общество.

Закон или кистень?

«Не можем мы, сотрудники МУРа, шельмовать», — обиженно высказывал Жеглову Шарапов в знаменитом споре.И он был прав. Да, карманник Кирпич — прожженный ворюга. Да, он глумится над милиционерами, потому что знает как свои пять пальцев все лазейки в законах. Да, он должен сидеть в тюрьме. Я не спорю.Но давайте вспомним, что сейчас не суровые послевоенные годы. Давайте вспомним, что мы в XXI веке и хотим жить в цивилизованном обществе, открытом и прозрачном. И мы не хотим, чтобы людей бросали в кутузку по прихоти любого сержанта. Мечтаем о том, чтобы милиция боролось за справедливость, а не за взятку. Поэтому мы должны раз и навсегда решить для себя этот спор героев братьев Вайнеров. Да, вор должен сидеть в тюрьме. Обязательно! Но в том-то и задача милиции, прокуратуры, следователей — суметь доказать, что перед ними вор. По закону. А если сотрудники милиции по наводке информатора будут подбрасывать преступникам (или честным людям, которых оклеветали?) улики, то зачем тогда общество тратит безумные деньги на камеры видеонаблюдения, на спутниковые системы слежения, на другую милицейскую технику? Можно ведь и так всех пересажать, особо не тратясь. А можно и тюрьмы не содержать — сразу к стенке злодеев!«Вор должен сидеть в тюрьме» — в общественном сознании крепко засела эта фраза сильного и обаятельного Глеба Жеглова в исполнении народного кумира Владимира Высоцкого. Но вот другую, может быть, гораздо более важную фразу лейтенанта Шарапова в исполнении Владимира Конкина мы позабыли. А звучит она так: «Если законом вертеть как захочется, то это уже не закон, а кистень».

Читайте так же:
Пластиковые строительные блоки кирпич

Считаете ли вы, что вор должен сидеть в тюрьме? Да, и Жеглов, подкинувший Кирпичу кошелек, прав Только в том случае, если есть доказательства В тюрьме должны сидеть те, кто фабрикует улики против невиновных Результаты Опроса

Считаете ли вы, что вор должен сидеть в тюрьме? Да, и Жеглов, подкинувший Кирпичу кошелек, прав Только в том случае, если есть доказательства В тюрьме должны сидеть те, кто фабрикует улики против невиновных

Рассказ Сиамских Близнецов Рассказ Смирного рыболова Рассказ Блудной Жертвы Рассказ Алтайского Странника не веришь прими за сказку, или прогулки с фимой по зоне любезный друг читатель, уверяем тебя: такой книги о российских «зонах»

35 Писец — то же, что «пиздец»: всё кончено,полный крах.

37 Покоцанная — побитая, треснутая.

38 Лапти сплести — сбежать.

39 Обезьянник — комната для задержанных в отделении милиции.

40 Гадиловка — отделение милиции.

41 Квас — спиртное; квасить — крепко выпивать.

42 Ребе — учитель (уважительное еврейское обращение).

43 Нахес — хорошо, цорес — плохо (еврейск.).

44 Гой — общее определение не-евреев (еврейск.).

45 Гопничать — грабить на «гоп-стоп» (на испуг на улице).

47 Бацилла — пища, богатая витаминами.

48 Дальняк — сортир.

РАССКАЗ СМИРНОГО РЫБОЛОВА

СЕЛО НАШЕ СТОИТ НА БЕРЕГУ РЕЧКИ. Битюг называется. Да не село называется, а речка. Это в Воронежской области. Места хорошие, грибные да рыбные. У нас испокон веку все рыбалят, и сроду на улов не жалились. Я с мальства удочку хвать — и на берег.

Как подрос, конечно, мы с парнями полегоньку на сети перешли. Мы ж не пацанята, чтобы день убить и на дондышке пару ершей притащить. Рыбнадзор? Дак свои ж, местные. Делись по-братски — и всех делов.

К хорошему быстро привыкаешь, вскорости и сетка надоела. Всё ж таки двадцатый век на дворе, а мы как обезьяны с палками-копалками. Потихоньку начали рыбёшку глушить. Тогда ещё взрывчатки этой сахарной не знали — гематоген не то как. Ну да, вот это самое слово. Мы по-крестьянски: толовую шашечку хлобысь в воду — и карасики кверху брюхом. Только сгребай их, болезных, косяками — да на сковородку.

A как я с зоны воротился. Не всё одно, за что сидел? По мелочи. Мы с Гришаней, соседом моим, два комбайна пропили. А чё такого? Их, этих «Нив», в колхозе в те поры было как мусору. Каждый год по несколько штук пригоняли. Мы ж их не сразу пропили, а с машинного, значит, двора по частям перетаскали. Кабы сразу, тогда конешно. Как воротился я с зоны, гляжу — маманя ты моя родная! В деревне как на передовой. Какие удочки, какие сетки? Только грохот стоит. Ты как дитя малое. Да этими шашками тебя в любой военной части загрузят, как баржу арбузами. А мы взамен — картошечку, молочко, сметанку. То есть обмен — по-городскому называется навроде как бампер, но не бампер . О, вот это самое слово.

Я, решил безобразие прекратить. Если каждый будет природу глушить, это ж сколько рыбы надо? Ну, кому морду набил, кого постращал. Так что вскорости всё село знало, что с шашками можно рыбалить только мне да брательнику моему Коляне. И настала у нас тишь-гладь, божья благодать.

Сидим как-то с Коляней на бережку, никого не трогаем, наслаждаемся. Понятное дело, в «сидоре» пяток шашек лежит. Чё б мы иначе на бережку-то делали? Гляжу, старушонка семенит, Анисимовна. Она деда своего год как схоронила, живёт одна, а хозяйство не тянет: за восемьдесят годков перевалило. Подкатила к нам, говорит — мол, доброго здоровьица, ребятки. Ну, здорово, Анисимовна, чего тебя сюда занесло, старую? Чего на печи не лежится? Да вот, говорит, ребятки, пособили бы вы мне бычка забить. Умаялась я с им, окаянным, пущу его на мясо, меньше хлопот. Только как бы так его жизни лишить, чтоб не мучился? А то ить этот Яшка (бык это — Яшка) у меня на руках вырос, я его чуть не своей титькой прикармливала. Не снесу я его страданий.

Колян-то, брательник, парень у нас в семье башковитый. Он даже в ветеринарном техникуме полгода учился, после бросил и шоферить пошёл. Потом, как грузовик-то по пьяной лавочке в карьер перекинул, пересел на трактор. A с трактора согнали, опять его к животным потянуло — в скотники. Так что бабка знала, к кому обращаться. Вот Колян и говорит: ты, Анисимовна, не боись. Твой Яшка умрёт геройской смертью, даже и мявкнуть не успеет. В наш век, говорит, техничного прогресса это как два пальца обсосать. Ну, «сидор» за плечи — и потопали мы в бабкин двор.

Тупое животное этот бык, я вам доложу. Мы ему шашки на рога вяжем, а он стоит, как подстамент. Оно, конечно, мы для него вроде как свои, местные. Но вот Аньки Плотниковой бычара, тот хрен кого к себе подпустит, кромя самой Аньки. И то, падлюка, ноздрями пышет. Старушка присела в сторонке на завалинку, вздыхает: переживает. Прикрутили мы этот тол к Яшкиным рогам бечёвкой, подожгли запал, отошли подале и стали ждать.

Я ж ещё говорил Коляну, сомневался: Коляня, говорю, на кой же ляд ты столько шашек сюда крутишь? Одной хватит за глаза. A он мне: это ж бык-производитель, дурья башка, это ж не стерлядка или селёдка какая. Вдруг его только малость оглоушит, а потом оклемается и пойдёт нас по всему селу веником гонять? Видал ты его роги? Хотишь, чтоб он тебе их в задницу засадил? Кто ж хотит. Вяжи, говорю, сколько надо.

Но я всё ж таки прав оказался. Однако тож не ждал такого оборота. Я как очнулся-то, ничё понять не могу. Не слышу ничё, только звон какой-то в башке. A главное, не вижу. Дома бабкиного не вижу. Так, какая-то кучка дымится.

Читайте так же:
Что такое джип чероки кирпич

Ну, от дома-то хучь пепел остался. A от быка так ни пепла, ни рогов, ни копыт. Вот ведь загадка природы. Не могло ж его на атомы разнесть или выкинуть в безвоздушное пространство. В сракосферу или как там. Вот это самое слово. И главное — бабулька счезла. Как её и не было.

Это бы ещё что. После афганец местный, Родя Пряхин, рассказывал на суде, что этот взрыв, говорит, напомнил ему суровый бой под Кандагаром. Мне, говорит, даже отчётливо послышались вопли «Аллах амбар!» Ну всё одно, вот это слово. В соседней хате стену-то одну вынесло вчистую. В других, правда, только стёкла разлетелись. Но это благодаря что бабкина-то хата на отшибе стояла. И вот интересно: в половине дворов все коровы пали, как ящуром скосило! Тоже загадка природы. От инфаркта, что ль?

Не, бабку мы попозжей отыскали. Так, метрах в пятнадцати от бывшей завалинки. Ничё с ней не сталось. Как новенькая. Дажить помолодела мальца. Так на нас с брательником набросилась, так матюгала! Я за всю жизнь этаких слов и не слыхивал. Позжа ещё мужики с кольями поспели, Семён с дробовиком. Хорошо, менты вовремя прикатили, пока председатель этих иродов сдерживал. Однако ж пару раз мы с Коляней по кумполу схлопотали. Я говорю, что ж это за самосуд, как в Америке, прямо пукнусплан какой-то. Да ты меня уже заёб, как попа грамота!

— НУ, ВАЛЯ, ТЫ ПОСТРАШНЕЙ ЧЕЧЕНСКИХ ТЕРРОРИСТОВ, — уважительно прогудел Бурый, подождав, пока сидельцы проглотят хохотунчика. — Чем даром такому таланту пропадать, ты бы здесь давно уж какому-нибудь быку или, скажем, морде козлячьей на роги шашку намотал. Кандидатов мы тебе подберём. Со взрывчаткой в стране пока напряга нет. Чего подогнать — динамита, аммонала?

— Пусть рвутся шашки,

Динамит и аммонал —

А на хрен сдался

Беломорский нам канал! —

весело запел юркий коротыш Шустрик Клякса и стебанул чечёточку, лихо выстукивая об пол дробь своими кривыми ножонками.

— Эй, народ, уру-ру49! — хлопнул в ладоши Енот. — Кляксич, вяжи свои танцы-шманцы! Махмуд, блин, Эсамбаев. Кто там у нас следующий на горизонте?

— Кишеня вроде, — подсказал Жора Лещ.

— Какой Кишеня? Дядя Вася?

— Он-то зачем на эти мутки подписался? Вроде уважаемый бродяга. Василь Поликарпыч, и ты, что ль, в сказочники подался? Андерсен, япона мать!

Кишеня недовольно отмахнулся:

— A что я, хуже всех? Я по-быстрому, без всяких сисек-писек. Не за ради ваших бабок и барахла. Хочу поделиться горьким опытом. Как, значит, старый жулик может попасть в блудную.

— Лады, тискай, раз вожжа под хвост попала. Жертва блудная.

И Кишеня тиснул.

49 Уру-ру — обращение с целью привлечь внимание (типа «алё-малё»).

РАССКАЗ БЛУДНОЙ ЖЕРТВЫ

«КАРМАШ» — СПЕЦИЛАЬНОСТЬ БЛАГОРОДНАЯ, НО НЕРВНАЯ. Я говорю о старых щипачах, а не об нынешних бабуинах. Эти только и могут, что мойкой махать налево-направо, писаки50 сраные. Народу только одёжу портят, а клиент нервничает, психует. Ты, урод, технично ему воткни в нутряк51, чтоб он даже не щекотнулся! Или попробуй дурочку разбить52, которую дамочка прижала к своим грудям, как младенчика, и глаз с неё не спускает. Вот это искусство, ради этого жить стоит!

Я, между прочим, с самим Трактором бегал53, в Ростове-папе, ещё в лохматые годы. Чучело, Трактора он не знает! Ну, об чём с тобою базлать54, володя55 лоханутый. Ты ж лопатника56 от лопаты не отличишь. A у меня — семейная династия. Жена моя, Валя Золотая Ручка (сколько карманниц знаю, почти все — Золотые Ручки), семь лет в киевском метро хохлов бомбила57. Потом, как в Чернобыле мирный атом наебнулся, она, конечно, свалила в первопрестольную, где мы с ней и снюхались в районе ВДНХ. Москва, я вам доложу, — город хлебный. Но мусарня достаёт конкретно. Разные регистрации, прописки, расписки. День такой кантовки — теряешь год здоровья. A тут ещё Валя забрюхатела, ей уж тридцать пять годков было, последний шанс, значит. Ей нерьвничать врачи запретили. Я и решил податься куда потише. В любимый мой город Ростов-на-Дону.

Валюха сперва тоже держала стойку, щипала граждан по автобусам — резину гоняла. Несмотря что пузцо уже было пятимесячное. Даже надеялась, что беременность — это навроде как фортяк58: кто ж на мамочку подумает нехорошее? Только на деле всё вышло как раз наоборот. То есть плохого, конечно, не думали, но для работы создавали невыносимые условия. Как только садка59 нормальная или давка в салоне — сразу проходите, садитесь, да ещё норовят у окошка место уступить! И ведь не втолкуешь, не отмашешься. Да и ребятёнком рисковать в этой толчее опасно. Сплющит ему внутрях башку, и будет вроде как Витя Рыжий. Чё ты, Витя, в натуре, это ж так, к слову пришлось!

Остался я один за кормильца-поильца, как отважный челюскинец. Работали мы с местными пацанами грамотно, маршруты расписаны, никакого базара и разборок. Время от времени менялись, чтоб не примелькаться. Я втыкал обычно от центра к Северному, в час пик — утром и вечером. A так на тучах60 тёрся: «Гулливер», Сяо-Ляо (рынок китайский на Темернике).

Тихари61 в Ростове — народ гадский. Я тут первый свой срок заработал. Внагляк пришили, как Жеглов Кирпичу. Только мой мент мне не гаманец подсунул, а дежурный пакетик с наркотой. Вот, блядь, дожился: честного шпанюка в наркомы62 записали! Ну, это нынче все кругом нюхают да ширяются, а в те года ширмачи такого дела не признавали. Квалификация теряется, пальчики мандражат. А профессия тонкая, деликатная.

Короче, как приземлились мы с Валюхой на Тихом на Дону, я годков девять чистоделом63 отбомбился. Валюха девку родила, Ксюшу, от делов босяцких отошла понемногу. Пристроил я жену к кентам своим в ларёк на базаре (у меня немало корешей в торгаши перекантовались). Деваха в школу пошла. И вот стал я соображать, что сел не в свой вагон. Правильно в старые времена запрещалось по воровским понятиям жулику семью заводить. Потому как не выходит совмещать приятное с полезным. Когда босяк ничем не связан, то и башка не болит, и проблем нет. А тут Валюха начинает зудеть: сколько можно по хаткам шляться, и сколько можно Ксюше про папаню брехать, и сколько можно по карманам бегать. Меня, конечно, псих кроет, начинаю на горло брать, хоть сам врубаюсь, что правильно баба рамсы раскидывает: тяжко сидеть на двух стульях одной жопой.

Вот в таких суровых настроях и попёр я однажды утром на свою карманную работу. Так где-то, к полвосьмому. Самый цвет! Ну, за своё маракую, а между делом садку давлю. И как-то машинально толпа меня подхватила да втиснула внутрь салона. Хорошо, тесно, народу набилось, как сельдей! A у меня всё Валька с Ксюхой из головы нейдут. Шо-то там на ремонт в школу надо сдавать, ещё какую-то херню сбаламутили на родительском комитете. Насчёт хаты решаю в уме, вроде наклюнулось двухкомнатную снять, дороговато, правда, придётся втыкать в две смены в ударном темпе. A сам автоматом пассажиров по верхам мацаю. Гоп-стоп, вот и кожа64! Правый сбоку, щас аккуратно, двумя пальчиками.

Читайте так же:
Утолщенный полнотелый кирпич с тех отверстиями

И вдруг — хлоп! Сразу с двух сторон — ласты за спину, аж хрустнуло чего-то:

— С добрым утром, батяня!

Чую: в надёжные руки попал. Не рюхнешься. Лапы мне добры молодцы чуть не до ушей заломили.

— Пустите, быки! — кряхчу. — Произошла трагическая ошибка.

А весь салон хохочет до усрачки:

— Вот клоуна господь послал! Это ты верно, батя, врезал насчёт трагической ошибки! Разуй глаза, болезный.

Огляделся я. Мама родная! В автобусе половина пассажиров нормальная, люди как люди. A остальные — формовые! Причём кто-то- в «зелёнке»65, а большинство — «цветные»66. Рейд у них, что ли, по отлову ширмачей?

— Совсем ты, дядя, на старости лет обалдел, — говорит мне майор с брежневскими бровями. — Ты бы хоть глядел, куда щеманулся. Это же служебный автобус областного УВД!

— Вот же обнаглели эти жулики,— удивляется молоденькая такая дивчина, смазливая — видать, паспортистка или секретутка. — Им уже общественного транспорта мало, лезут прямо в объятия милиции. Что же дальше будет?

— Дальше к тебе в объятия полезу, — не выдержал я. — Искуплю вину честным трудом, настрогаю симпатичных ментяшек.

— Дайте ему по морде! — кричит эта машинисточка. — Нет, я сама ему дам по морде!

— Лучше, — говорю, — просто дай.

Народ хохочет, фифу не пускает.

А один литер67 меня даже поддержал:

— Ирочка, последнее желание приговорённого положено исполнять!

В общем, весело докатили. Я даже в рыло не схлопотал. Зато срок схлопотал. И главное — быстро. Под следствием не мурыжили: ать-два — и в дамки! По блату, что ли?

— ВОТ ВАМ НЛГЛЯДНЫЙ ПРИМЕР, что от добра добра не ищут, — многозначительно подытожил Ваня-Ломщик. — Спалился бродяга ни за грош, как влез в чужое стойло. Рассказ поучительный, но муторный. Подпортил ты мне настроение, Кишеня.

— Да, чего-то не смешно, — подтвердил и Енот. — С такими байками мы себе перегадим всю малину. Ты, что ли, на подходе? — обратился положенец к широкоскулому приземистому арестанту лет тридцати пяти. — Ну, валяй. Только не дави на жалость. Тут у каждого своих проблем — выше крыши. Про что гнать-то будешь?

— Про Алтай, — сообщил арестант.

— Бродяжил там, что ли?

— Рассказывай про не то чтобы.

50 Писака — карманник, который ворует, разрезая одежду жертвы («писать» — резать).

51 Нутряк — внутренний карман.

52 Дурочку разбить — раскрыть сумочку.

53 Бегать — совершать преступления.

54 Базлать — разговаривать.

55 Володя, володик — простак, жертва карманника.

56 Лопатник — кошелёк, портмоне.

57 Бомбить — совершать кражи.

58 Фортяк — предмет для прикрытия «работающей» руки при совершении карманной кражи (газета, плащ и пр.).

59 Садка — остановка общественного транспорта; давить садку — совершать кражу при входе в транспорт.

60 Туча — базар, рынок.

61 Тихарь — сотрудник милицейского взвода по отлову карманников.

62 Нарком — наркоман.

63 Чистодел — уголовник, совершающий «чистые» кражи, без насилия и убийств.

Илдус Нафиков: «Во власти, в политике очень много людей занимают позицию Жеглова»

Интересные факты из жизни прокурора РТ раскрылись накануне в Общественной палате, где Илдус Нафиков пообщался с активной казанской молодежью. Среди прочего корреспондент «БИЗНЕС Online» узнал о том, что будущий прокурор хотел стать летчиком, потом, сдавая экзамены в МГИМО, три дня ночевал на вокзале в Москве, а также понял, почему некоторые правоохранители ставят себя на место судьи или бога.

«ВНУТРЕННЕЕ УБЕЖДЕНИЕ — ОСНОВНОЕ МЕРИЛО В ЛЮБОМ ДЕЛЕ»

Прокурор Татарстана Илдус Нафиков ответил на вопросы представителей активной молодежи, которые накануне собрались в Общественной палате РТ в рамках проекта «Диалоги с прокурором». Встречу со студентами и представителями общественных организаций Нафиков начал со слов о том, насколько важно каждому человеку знать свои права и уметь взаимодействовать с правоохранительными органами: «Потому что есть иногда у людей барьер, какой-то страх. И этот страх мешает в работе, не на пользу дела. Если вы бизнесмен или политический деятель, руководитель, если вы будете думать, что в правоохранительных органах что-то страшное и там только враги, вы эффективно свою работу не сможете осуществлять. Поэтому эти шоры должны быть сняты. В правоохранительных органах, в том числе прокуратуре, работают такие же люди».

Пригласив студентов, обучающихся на юридических специальностях, на работу в прокуратуру, Нафиков отметил, что сотрудники надзорного ведомства должны отличаться добротой и в то же время иметь внутренний стержень. «Законодательство содержит множество противоречий, и порой не знаешь, какое решение будет правильным с формальной юридической точки зрения, — отметил Нафиков. — Здесь самое главное — внутренняя убежденность. Внутреннее убеждение — это основное мерило в любом деле и в любой работе. Человеку легче жить, если он поступает в соответствии со своим внутренним мироощущением, в соответствии с совестью».

Илдус Нафиков
Илдус Нафиков

Использовать внутреннее убеждение прокурор посоветовал и при выборе профессии, даже в том случае, если кажется, что другая работа может принести больший доход: «Когда вы будете выбирать работу, выбирайте по внутреннему убеждению. То, что нравится, этим и надо заниматься. А то, что навязали родители, — это не всегда правильный выбор. Не надо руководствоваться меркантильными соображениями. То, что вам нравится, вы будете делать хорошо. Если вы будете работать хорошо, вас сразу заметят, вы будете подниматься по карьерной, служебной лестнице или в бизнесе».

«НА ПРАКТИКЕ ОЧЕНЬ МНОГО ЛЮДЕЙ, КОТОРЫЕ МЫСЛЯТ КАК ЖЕГЛОВ»

Первый и самый что ни на есть молодежный вопрос прокурору Татарстана задала Анна Андреева — представитель республиканского дискуссионного центра «Республика дебатов». «Как вы видите разрешение проблемы кальянокурения?» — поинтересовалась она. «Пока не задумывался над этой проблемой, — ответил прокурор. — В целом вопрос по табакокурению стоит, закон принят, его надо исполнять. Мы такие проверки проводим и начали с себя: у нас тоже масса людей курили, сейчас никто не курит в зданиях и других местах, где это запрещено». По словам Нафикова, если речь идет о подмешивании в кальян наркотических средств, то здесь закон неумолим, безусловно, наступит уголовная ответственность, но если говорить в целом о любви к восточной традиции у молодежи, то нужно просчитать социальные последствия. «Я не готов чисто с моральной точки зрения сказать, надо запрещать кальян или нет, — резюмировал он. — Это дискуссионный вопрос. Пока общество не сформулирует ответ, я не могу за эту проблему браться. Надо просчитать последствия. Я не знаю, что потом будет, если закрыть, запретить. Здесь и медики должны подключиться. Мы часто что-то запрещаем, что позднее уходит в подпольные формы, и в результате получаем худший эффект».

Читайте так же:
Полистирол сравнение с кирпичом

Актуальный с точки зрения практической работы сотрудников правоохранительных органов вопрос задал студент КЮИ Ильнур Музафаров, вспомнивший неоднозначный метод оперативного работника Глеба Жеглова из фильма «Место встречи изменить нельзя». Напомним, опер подсунул кошелек карманнику Кирпичу, чтобы доказать его вину. «Как вы считаете, в целях восстановления социальной справедливости применимы ли методы, которые были использованы Жегловым, когда он поймал вора-рецидивиста Кирпича?» — поинтересовался студент. «Этот вопрос вечный, и я не знаю, будет ли он когда-то решен, — ответил Нафиков. — Имею в виду, что среди практических работников он вечный, а в теории однозначно решен. Когда на практике окажетесь, в органах внутренних дел и так далее, этот вопрос вечно будет стоять. Одно ясно: если использовать неправильные, незаконные методы, это приведет к еще большему коллапсу, еще большим нарушениям. Кроме того, появляются оправдания у самих преступников: если государственные органы позволяют себе это, почему бы нам еще больше нарушений не совершать? Оперативный работник не суд, а в данном случае он ставит себя либо на место судьи, либо на место бога . Он знает заранее, кто прав, кто виноват. Это в корне неправильная ситуация, но на практике очень много людей, которые мыслят так, как мыслит Жеглов. Они есть и, наверное, будут. Поэтому в работе вам придется, если вы занимаете позицию Шарапова, много усилий прилагать для того, чтобы людей переубеждать. Очень много и во власти, и в политике людей занимают позицию Жеглова» . Метод Жеглова, по мнению прокурора РТ, может привести к «более худшим результатам в судьбе каждого отдельного человека и в судьбе общества в целом».

КАК НАФИКОВ ЧУТЬ НЕ СТАЛ ДИПЛОМАТОМ

Поинтересовались студенты и тем, каким образом Нафиков стал прокурором. «Чем вы руководствовались, когда выбирали такую профессию? Какие сложности возникали?» — спросила представитель «Лиги студентов РТ» Виктория Тенишева, вызвав череду воспоминаний у главы республиканской прокуратуры.

« В детстве хотел летчиком быть, — признался Нафиков. — Потом, в 9 — 10-х классах загорелся дипломатом стать, поступить в МИМО — Московский институт международных отношений. Так он и назывался — МИМО, и шутили, мол, пойдешь в МИМО — пролетишь мимо». На пути к карьере международного дипломата Нафикову приходилось непросто. «На вокзале ночевал три дня, там сначала общежитие не давали, — вспомнинал он. — Видимо, такая система была… Сидел, готовился. Врач из медкомиссии меня потом спросила: «Почему глаза красные?» Я говорю: «На вокзале сплю». Она позвонила, возмутилась, тут же меня в общежитие устроила».

Впрочем, поступить в нынешний МГИМО Нафикову было не суждено. Несмотря на пятерки на вступительных экзаменах по истории и экономической географии, экзамен по английскому он завалил. Еще год после неудачной попытки Нафиков работал слесарем в АТП, параллельно готовясь к следующей поездке в Москву. «На второй год я все-таки английский дотянул до тройки, историю сдал на пять, за сочинение получил четыре. Если бы экономическую географию сдал на пять, прошел бы, но в итоге поставили четверку, — говорит прокурор. «Все, не прошел — трагедия была! — вспоминает Нафиков. — Что делать? А эти экзамены были уже в июле. Стал смотреть, на каких факультетах есть международное право. Смотрю, в казанском университете есть. В августе поступил в казанский университет».

После подготовки к поступлению в МИМО сдать английский на отлично в казанском университете для Нафикова не составило труда, другие вступительные экзамены будущий прокурор РТ также сдал на отлично. Во время учебы проходил практику в приволжском РОВД. «Закрепился к следователям, к ребятам из уголовного розыска. С ними ездил в Отары цыган ловить, они там занимались наркотиками и так далее», — рассказал Нафиков. «За время работы в РОВД у меня сложилось впечатление, что сотрудники МВД чем-то ограничены в правах, возможностях, полномочиях. Поэтому я решил пойти в прокуратуру. Там и более крупные дела были в производстве: особо крупные хищения, убийства и так далее», — объяснил свой выбор прокурор РТ.

«ПРАВОЗАЩИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ НЕ ДАЮТ НАМ СПАТЬ»

В числе участников мероприятия оказался также член Общественной палаты РТ, глава благотворительного фонда для наркозависимых Тимур Исламов. Задавая вопрос прокурору РТ, Исламов затронул тему независимых коммерческих организаций (НКО) и поинтересовался будущим правозащитных организаций в Татарстане: «Как вы видите будущее правозащитного общественного движения в нашей республике, учитывая то, что «Агора» (межрегиональная ассоциация правозащитных организацийприм. авт.) и Казанский правозащитный центр снижают свою активность? Вы прекрасно понимаете и видите целиком, что эти организации нужны, они не могут быть системными. Они всегда находятся в определенном конфликте с властью, но почему-то наша система постоянно выталкивает эти организации за пределы нашего общества».

Фото10-(1).jpg
Анатолий Фомин и Илдус Нафиков

Нафиков ответил, что правозащитные организации не дают государственным органам спать, но в то же время они видят ситуацию лишь снаружи, не зная сложностей, которые возникают при принятии решений внутри системы: «Когда со стороны смотришь на систему, не знаешь многих вопросов, задач и сложностей, которые возникают при принятии решений внутри системы, что не все может быть так просто учтено по правилам евклидовой геометрии… Но и внутри системы, как и в любом организме, если не будет снаружи какого-то оживления, мышцы атрофируются. Конечно, внесистемные правозащитные организации нужны, так как их сила заключается в том, что они неформальные, они не связаны какими-то условностями, обязательствами. Они не дают спать, показывают вопросы, на которых глаз замылился. Но и среди правозащитных организаций есть разные. Если теоретически предположить, то есть, наверное, и организации-шпионы, которые могут из-за океана на крючке держать, чтобы они создавали дезорганизованную деятельность. А в целом я считаю, что 99 процентов — это организации, которые работают на общество».

Подводя итог встречи с прокурором Татарстана, председатель общественной палаты РТ Анатолий Фомин поблагодарил Нафикова и выразил надежду, что подобные встречи будут проводиться регулярно. «Молодежь узнала, что прокурор Республики Татарстан не просто сухой чиновник, застегнутый на все пуговицы. Мы узнали его жизненный путь, наглядно увидели, как человек вырос до таких должностей и чинов», — подчеркнул Фомин.

голоса
Рейтинг статьи
Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector